У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Once Upon a Time: Color of Magic

Объявление

Дорогие друзья!
Как не печально нам это писать, но стоит признать тот нелицеприятный факт, что за лето мы потеряли большую часть игроков, причем не с последних по важности ролей. Форум уже несколько месяцев находится на границе с глубокой спячкой, держать на нескольких более менее активных людях.
Мы долго думали, и приняли не простое для всех решение - закрыть форум. Нам было очень приятно общаться и играть со всеми вами. Вы все просто замечательные! Желаем Вам новых интересных игровых проектов и прекрасных знакомств.
С любовью, Ваши АМС.
BANNERS

Ативист

Ативист Ативист

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time: Color of Magic » Отыгранные эпизоды » Правда или вызов


Правда или вызов

Сообщений 1 страница 30 из 57

1

ПРАВДА ИЛИ ВЫЗОВ
"— Гутен день, майне добрый хер! Труа пивас фюр нас, мерси в боку.
— А он не обидится, что ты его так, хером? — беспокойно спросила матушка Ветровоск. - Не, он бармен, он - привычный." 
Кафе "У Бабушки" видело много странных событий. Но чтобы под одной крышей были семеро гномов, Шляпник, богиня и русалка...

Синопсис
Ариэль, поссорившись с Эриком, решила немного развеяться и отправилась в кафе «У бабушки». Где еще можно найти приятную компанию, которая скрасит твою грусть-печаль, как не в этом уютном заведении. Присоединившись к веселой компании, девушка даже не подозревала, чем закончится, казалось бы совершенно безобидная, игра.

Участники:
Джефферсон
Нэрисса
Ариэль
Позже Томас Грин
Наблюдатель:Jefferson Hatter

Время и место  действия: где-то во время основных событий (дату поставлю, когда станет ясно когда происходят основные события)
Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду: нет

0

2

- Пей-пей-пей-пей-пей!!! - скандировали гномы, грохоча кулаками по столам. Джефферсон, явно красуясь, запрокинул голову, выливая последние капли виски на язык, со стуком поставил стакан на стойку и поклонился, как завзятый актер и опытный фокусник, захвативший внимание толпы.
- Да!!!! - рявкнул Лерой, от порыва чувств чуть ли не сверзившись со стула, - можешь же, тряпичник, когда захочешь!
- Но-но-но, дружище гном, - Шляпник покачал пальцем, раза с пятого утвердив стакан на такой короткой столешнице. Подумаешь, какие-то семь-восемь метров...  Что значит расстояние, когда за сохранностью имущества следит сама Бабуля Лукас? Тут самый трезвый трижды перепроверит свою координацию, что уж говорить о немного перебравшем, а потому и несдержанном на язык Джефферсоне. Но сегодня ему все прощалось - даже легкое опьянение от радости и счастья.
- Своим неосторожным словом ты оскорбляешь древнюю, я имею в виду, одну из самых древнейших профессий, - гогот прервал его речь, но мужчине не сбился с путанной мысли. Нет предела самоуверенности у балагурящего шута - не сумеешь высмеять себя сам, значит готовься получать тычки и затрещины от критиков. Которые завсегда рады посмеяться над тобой, но без тебя.
- Цыц, джентльмены! - прикрикнул Хаттер, возвращая себе невидимый ораторский венок. - Даже ваши пращуры знали, что злить портных и цирюльников себе дороже. И не потому, что они всегда вхожи в замки или дворцы. Это просто-напросто неосмотрительно, дразнить человека, у которого все время под рукой что-то острое!
- Это походит на слишком длинный тост, мистер Джефферсон. - прервал его Умник, оборачиваясь к остальным - Что, братья, пьем за здоровье именинника, пока он не утопил нас в речах?
- Долгие лета! - поддержали товарища остальные гномы, поднимая вверх стаканы и стопки.
- Долгие лета, - согласился Шляпник, оглядываясь через плечо. - Ты присоединишься к этим словам, дорогая?

+1

3

Эрис сидела чуть в стороне, а точнее, по правую руку от Джефферсона, когда как толпа из семи гномов обосновалась по другую сторону от него, и подперев голову рукой, наблюдала за тем, как мужчины планомерно напиваются, поглощая одну рюмку за другой, раз за разом выкрикивая громогласные тосты чествовавшие виновника сего сборища, праздновавшего свой день рождения. Неторопливо попивая виски из своего стакана, женщина старалась казаться своей в этой, весьма странной, надо заметить, компании, ибо не каждый день доводится пить с семью гномами, теми самыми гномами, что приютили не без известную Белоснежку. Вот только, кажется, получалось это не очень хорошо. Признаться честно, Эрис, за долгие годы своей "божественной" жизни отвыкла от подобный, простых человеческих радостей. Для всех всегда она была кем-то, кого стоит бояться, кого стоит опасаться, и кто всегда смотрит на все свысока. Теперь же, в Сторибруке (где она, к слову, задержалась больше запланированного, и не торопилась возвращаться обратно в Зачарованный лес), Нэриссе приходилось заново привыкать, заново учиться быть человеком, жить той жизнью, к которой она всегда стремилась, о которой мечтала и которую, сама того не осознавая, так долго от себя отталкивала. Но, сказать всегда проще, чем сделать. Вот и Эрис, как не старалась, никак не могла почувствовать себя, как говорится, в своей тарелку, сидя сейчас в этой счастливой компании, в кафе, где всегда рабы всем без исключения (и пусть под прилавком при этом спрятан арбалет, не важно).
Задумчиво покручивая по столу стакан с кубиками льда, виски был допит во время последнего тоста, женщина, услышав обращение к себе, тут же с улыбкой подняла взгляд на Джефферсона, и понимая, что, кажется, пропустила мимо ушей, к чему именно она должна присоединиться.
- Что? Ах, да, ну разумеется, - с улыбкой произнесла она, только в последний момент прикусив язык, чтобы не закончить фразу привычным "мой мальчик", и, дабы сгладить неловкость момента, подалась вперед, целуя Джефферсона в щеку.
- Прости, я все еще чувствую себя здесь, - добавила она тихо (имея ввиду то ли Сторибрук и весь этот мир, толи отдельно взятое кафе), не торопясь отстраняться, так, чтобы услышал её только тот, кто должен был услышать, - Немного странно.

0

4

Ариэль молча смотрела на разбитую вдребезги тарелку. В ушах мерзко звенело. Даже воздуха вдруг резко стало не хватать.
- Наверное, я что-то не так поняла. - с трудом выговорила она, избегая смотреть на перекошенное от гнева лицо Эрика. Наивность наказуема? Или прошло слишком много времени?
- Мне надо... я пойду, - русалка поспешно выскочила с кухни,  не слушая окриков, донесшихся вслед. Нужно было подумать и хорошенько проветрить голову. А еще лучше получить чей-нибудь совет, что же она сделала не так.
"Стоп!" - запахивая полы курточки, Ариэль даже притопнула от негодования, так что чуть было не свалилась с выщербленной ступеньки. - "А в чем собственно говоря моя вина?! Разве в моей власти вернуть в этот мир хотя бы тень былой жизни? Его жизни? " - ядовито подумала она,  внезапно осознав, как "часто" Эрик сокрушался о потерях самой русалочки. Она-то вспоминала об оставленной родне. А не о дворцах и штате слуг, готовых исполнить малейший каприз и прихоть.
"Любовная лодка разбилась о быт," - так говорили люди в схожие моменты жизни. Самой Ариэль не приходилось ни слышать таких слов, ни быть в такой ситуации. Но вывод она сделала такой же, как любая обиженная девушка до сего дня. И миллион особ в далеком будущем.
Итак, гордо вскинув подбородок и презрительно фыркнув, русалка стремительным шагом направилась в сторону кафе миссис Лукас, собираясь хорошенько развеяться. И перестать терзаться иррациональным чувством вины. Не то чтобы она имела твердое представление как правильно "забываются" или понимала в чем неправильность ее ощущений - большую часть этих слов она подсмотрела в книгах Бэлль. Но настрой у Ариэль был более чем решительный.

0

5

- Странно? - переспросил Джефферсон, перехватывая ладонь Эрис и незаметно целуя тонкие пальцы. Проявления подобной нежности начинали входить у него в привычку. Благоприобретенную, но это все равно радовало и приятно щекотало нервы. И дело было не только в том, что этими самыми коготками богиня строила свои козни. Вершила своеобразное правосудие и направляла жизнь целого города. Схожее ощущение испытал бы любой оружейных дел мастер, когда лезвие собственноручно выкованного клинка вплотную прижимается к коже над ключичной ямкой. Восторг замешанный на легчайшем опасении. Убийственный коктейль.
- Перестань, моя дорогая, этот мир может с легкостью пасть к твоим ногам, стоит лишь захотеть. Тебе даже не придется толком прикладывать какие-нибудь усилия - достаточно небольшого щелчка пальцев. - он пожал плечами, признавая саму абсурдность обратных доводов.
- Но смогу ли я удержать тебя от такого неосмотрительного поступка? Но, я не хочу говорить об этом сейчас. Сделай мне такой подарок - останься хотя бы сегодня просто Нэриссой. Моей возлюбленной. Но, что-то стало совсем тихо, продолжаем друзья, продолжаем, друзья! Мэм, вы прекрасны сегодня, как никогда! - Джефферсон мило улыбнулся миссис Лукас, смерившей его в ответ тяжелым нечитаемым взглядом. Но Шляпник был слишком уверен в себе сейчас, чтобы стушеваться или вспомнить о нормах приличия. - Я думаю, нам все-таки стоило пригласить еще кого-то, чтобы тебе, дорогая, не было так скучно. - усмехнулся мужчина, окидывая взглядом подступы к кафе. Ему показалось, что даже по ступенькам уже поднимается его новый гость. - Но мы ждем только опаздывающего Томаса, о, точно я должен вас обязательно познакомить. Ты не поверишь, кем он был во времена нашей юности. Но я приберегу этот секрет - обожаю доводить его этим до бешенства. - фыркнул Хаттер, делая небольшой глоток.

0

6

Побыть просто Нэриссой. Что может быть проще, если бы только это не было столь сложно. Но, ведь она сама долгие годы стремилась именно к этому – быть собой, той, что когда-то потеряла душу, будучи «проданной» в обмен за безопасность города. Так почему бы действительно не попытаться теперь жить так, как она всегда хотела и как не могла себе позволить. Она не Сиракузах, а значит не её плечах сейчас не лежит груз извечной ответственности (мы умолчим о том, что она покинула город, оставив его тем самым без покровительства «Богини»), и, можно откинуть не нужные проблемы, жить только ради самой себя и… его… мужчины, укравшего её сердце, и так и не удосужившегося вернуть его обратно, как Эрис не старалась.
- Сегодня твой день, и разве я могу испортить его тебе, - женщина очаровательно улыбнулась и, окинув взглядом семерых гномов, откинулась на спинку высокого стула, - О, ты заинтриговал меня, - тихо рассмеялась в ответ на последние слова Джефферсона, касающиеся его опаздывающего друга, - И, я не думала, что ты на столько жесток, чтобы доводить друзей до состояния, близкого к истерии, ради своего удовольствия. Чего еще я о тебе не знаю, мой дорогой? – по интонации, с которой были сказаны эти слова, легко можно было понять, что Нэрисса скорее шутит, нежели действительно удивлена сим фактом дружеской «любви».
Один из гномов, кажется в прошлом его звали Тихоня, подлил виски в её стакан, так что теперь этот самый стакан был изящно поднят в воздух для тоста.
- За тебя, мой милый, и за то, чтобы тебе никогда больше не пришлось испытать на себе горечь потерь, - немного странный тост, наверное, но, кто как ни они двое знали, что скрывается за этими словами.

+1

7

А вот на подступах к пресловутому кафе решимость, до последнего мига рдевшая, как горящая сосна посреди бесчинствующей бури, как-то поугасла, если не сказать, что сошла на нет. Ариэль даже слегка помялась на тротуаре, искоса поглядывая на освещенные окна, за которыми кажется шел чей-то праздник. Чужой, а может и вовсе очень важный, чтобы вот так бессовестно ввалиться посреди вечеринки. «Помолвка, например,» - внезапно подумалось русалочке, хотя по её личным убеждениям, таверна не совсем соответствовала романтическим представлениям о таком важном моменте. Хотя, опять же - забыли спросить неумеху, едва-едва научившуюся жить среди людей.
- Да ради Урсулы, сколько уже можно! - разозлилась уже на себя девушка, отгоняя от лица какую-то настырную бабочку. Видимо румянец гнева придавал ей некоторое сходство с фонарем, висевшим над входом в кафе, раз насекомое столь настойчиво оказывало ей своеобразные знаки  внимания. Оскорбленное в лучших чувствах, чешуйчато-крылое  стремительно упорхнуло к товаркам, вившимся около «маяка» в однообразном спастическом танце, и в одно мгновение проскользнуло между оплеткой, защищавшей колбу. Чтобы тут же вспыхнуть и упасть на деревянное покрытие слегка дымящимся трупиком.
Если это был не знак, то Ариэль можно было смело продавать зачарованный браслет Бэлль и пытаться продолжать всю свою дальнейшую жизнь на земле, отталкиваясь от её жестоких покровов хвостом. И уверять всех, что поза под названием "дождевой червячок уползающий от несущегося автомобиля" вполне себе удобна и имеет право на существование.
Если бы Ариэль хоть раз в жизни полагалась на такого рода символы, то всю её историю можно было бы без труда уместить на одном листе. И то, на обороте разместить еще какую-нибудь полезную информацию. И сдать получившуюся «брошюрку» в библиотеку в подраздел «Обитатели морского дна, стелющиеся по песку».
Упрямство продолжало править балом - выдохнув и глубоко вдохнув, Ариэль смело раскрыла дверь и вошла на территорию миссис Лукас, чистосердечно надеясь, что её улыбка не стала слишком уж радостной, с явственным налетом вымученности. Суровая леди смущала её до глубины души и кончиков хвостового плавника, так что гномам она была только благодарна - те успешно отвлекали внимание хозяйки, уговаривая дать им еще одну бутылку самого лучшего виски. Увидев посреди активно переругивающейся компании незнакомую пару, девушка кивнула тем, размышляя, куда бы теперь ей пристроиться, чтобы не слишком выделяться, при этом быть не в гордом одиночестве и никому не навязываться. Получалось так, что самое удачное место для погрустневшей русалочки была пара кафельных плиток прямо посреди зала, на которые, видимо, следовало сесть.
- О, братцы смотрите, это же Ариэль! Где моя вилка, сестренка? - Лерой так активно помахал девушке, что чуть не сверзился со стула, прихватив с собой Чихуна. - Джефферсон, ты же не против, чтобы она к нам присоединилась? - спросил он у молодого мужчины, с некоторым трудом сфокусировавшим на русалочке взгляд.
- Здрасссьте, - неловко улыбнулась Ариэль, чуть виновато глядя на отмечающее собрание. Видимо, сегодня ей все-таки не везло.

+1

8

- Он слишком очаровательный, когда злится, поэтому удержаться не сможет даже святоша. - фыркнул Джефферсон, чокаясь с Нэриссой, - И тебе ли не знать насколько далеки друг от друга я и благочестие. - с некоторым трудом выдержав многозначительную паузу, Шляпник отпил еще виски, задержавшись в пылкой пародии поцелуя со стеклянной кромкой. Слишком долго и не отводя взгляда от прекрасного лица богини, чтобы это было всего лишь случайностью. Даже неосторожностью, поскольку подобные сплетения взоров нередко оканчивались уединением в спальне. А о какой приватности можно рассуждать в главном зале кафетерия, да еще в столь разношерстной компании? Тут и земля может лопнуть, переполненная слухами и достоверными доказательствами.
- Запомни, Лерой, я никогда не против подобных предложений, так что добро пожаловать, миледи, под сей скромный кров. Мне остается только сокрушаться, что мгновением раньше я не загадал появление огромного сундука с тканями со всего света, а то все запасы подходят к своему печальному концу. Но не будем о делах, не время! -  мужчина совершил откровенно героический поступок, разъединившись со стулом и умудрившись добраться до дамы названной Ариэль.
- Ваше присутствие скрасит вечер моей возлюбленной, уж простите за прямолинейность. Взамен, впрочем я предлагаю это всем, друзья!  Отчего бы нам не сыграть в одну простую, но дерзкую игру?  Правда или вызов? Но для вас, прекрасная леди вечер начнется с этого, - поклонились, как самый услужливый официант,  Джефферсон протянул русалочке бокал с искрящимся на свету напитком.

Отредактировано Jefferson Hatter (2014-04-15 13:35:34)

+1

9

Эрис так же ответила ему долгим красноречивым взглядом. О, если бы они сейчас не были в кафе, если бы сейчас тут не было столько посторонних лиц… Этого взгляда хватило бы сполна, чтобы превратить праздник в куда более увлекательное действо. Но, они были не одни, а потому женщина, выдержав этот взгляд, в конце концов, только лукаво улыбнулась Джефферсону обольстительной улыбкой, чуть склонив при этом голову, от чего улыбка получилась еще более загадочной, и вместе с тем чертовски говорящей.
Звон дверного колокольчика заставил отвлечься. Появившаяся на пороге девушка, которую гномы встретили радостными восклицаниями, показалась Нэриссе смутно знакомой. Кажется, они встречались в Сиракузах. Да-да, русалочка, однажды встретившаяся ей на диком пляже, где Эрис порой любила прогуливаться, наслаждаясь тихим шорохом морского прибоя. Кажется, тогда она была просто убита горем, потеряв возможность быть с тем, кого любила.
Окинув девушку взглядом, Нэрисса приветливо улыбнулась, мысленно задаваясь вопросом, узнает ли её Ариэль. Ведь они виделись всего единожды, и тогда бедняжке было не так чтобы очень до запоминания лиц, хотя, не каждый день ты встречаешь на берегу Богиню, ну или Ведьму (ведь Ариэль как никто знала о существовании настоящей магии).
Джефферсон, в присущей ему манере, тем временем, снова принялся оживлять обстановку, на этот раз, решив вовлечь всех присутствующий в какую-то игру, о которой Нэрисса, признаться, слышала впервые. Хотя название её и интриговало.
- Любопытное название, - усмехнулась она, возвращая свой стакан на стол и переводя взгляд с вновь прибывшей участницы праздника на Шляпника, - Пояснишь, в чем заключается суть?

+1

10

Ариэль осторожно взяла в руки стакан, принюхиваясь к незнакомой жидкости - никогда прежде она не пробовала настолько крепкого алкоголя, ограничиваясь легкими винами на празднике во дворце Эрика. А потом как-то и причин особых не было. "Хорошие девочки себя так не ведут, не так ли?" - задала она сама себе вопрос, покачав подношение и взвешивая все за и против. Кажется, в этот раз, она выберет путь, ведущий в страну неизведанных приключений и тех странностей, к которым людей подталкивает зеленокожий змий. Этот образ русалочка тоже вычитала в книгах Бэлль - на морском дне не бывало таких чудовищ. А подвластные тяге к алкоголю матросы не могли поделиться с подводным народом никакими знаниями. Как, впрочем, и любой из утонувших. Все были, как на подбор, не разговорчивые.
- Значит, ваше здоровье, - собралась с духом Ариэль, залпом выпивая предложенный напиток. И почти сразу же пожалев о скоропалительности принимаемых решений. Горло и желудок словно опалили огнем, несчастная "выпивоха" закашлялась, чуть было не согнувшись в три погибели, но Лерой поддержал её и заставил сесть на стул.
- Глупая девчонка, - проворчал он, подсовывая девушке нарезанный на тонкие дольки лимон, - кто же пьет такую божественную жидкость таким образом?! Пустая трата драгоценного виски. Налейте ей какой-нибудь "Секс на пляже" и пусть посидит в уголке.
- Прошу прощения, - просипела русалочка, смаргивая выступившие слезы. Удивительно, но гнетущая тревога совсем прошла, оставив после себя чистый лист для новых ощущений. "А этого Дэниэлса получился неплохой пятновыводитель для души" - подумала девушка, слегка кивая статной темноволосой леди, улыбавшейся ей так приветливо. А потом, набравшись отчаянной смелости и улучив момент, пока Джефферсон собирался с мыслью, чтобы объяснить правила некоего ритуала, призванного развеселить собравшихся в кафе, пересела ближе к ней. Может гномы и правда столь суровы, что заставят её пить столь нескромный ... нектар?
- Мэм, - Ариэль осторожно поставила пустой стакан на столешницу (почему-то все её движения стали казаться такими далекими и неспешными, словно она пробиралась сквозь толщу воды) - я прошу прощения за дерзость, но почему мне кажется, что я вас где-то видела?

+1

11

- Вот и славненько, - покровительственно улыбнулся мужчина, подбадривая девочку-с-хвостом одобряющим кивком. История Ариэль и её принца стала сентиментальной отдушиной для всего населения Сторибрука, особенно той его части, которая была в поиске своих вторых половин. Утерянных, заблудившихся во времени, а то и вовек не найденных по причине суровости и жестокосердия судьбы. Но мордашка счастливицы была несколько зареванной, а значит, и в раю бывают грозы?
Тогда ей на самом деле стоило узнать все многообразие жизни, вступить прочь от светлого круга и совершить хоть раз какой-то проступок. Пусть крошечный и под присмотром старших товарищей.
- Цыц, Лерой, ты сегодня слишком суров! - одернул он разбушевавшегося гнома, чуть притопнув, потому что неуместное восклицание сбило его с верных мыслей и с толку. Джефферсон обожал копаться в подноготной чужих отношений, без оглядки примеривая на себя роль убеленного сединами мудреца. Что же, никому из присутствующих здесь он не пожелал бы такой многозначительной истории отношений, как у него самого, но при этом он справедливо понимал, что своевременно набитые шишки лишь облегчают межличностное общение. Но собрались они здесь по совсем другой причине.   
- Итак, господа и дамы, игра. Правила её просты и незамысловаты, как сама жизнь, но и столь же коварны, - Джефферсон обвел собравшихся взглядом и усмехнулся довольный произведенным впечатлением. И захваченным вниманием, чего тут отмалчиваться. "Выжав" последние капли виски в стакан Лероя, Шляпник покачал в пальцах опустевшую бутылку и продолжил.
- Каждому участнику будет задан один вопрос - правда или вызов. Грязная пикантная тайна из уголка вашей души или не менее оскорбительное действие, иначе говоря, все то, что могут уготовить друг другу самые близкие на свете друзья. Выбор за вами. - он отошел к ближайшему столу, призывая присоединиться тех смельчаков, что отважатся обнажить свои секреты. Раскрутить волчок своеобразной "русской рулетки".
- Проигравших здесь не будет, все, как видите, решает слепой рок. Ну так что, кто смелый, дамы и господа?

+1

12

Дверной колокольчик тихо звякнул, пропуская в помещение кафе очередного посетителя, а точнее – гостя.
Вооруженный бутылкой текилы, к горлышку которой был привязан огромный красный бант, Томас перешагнул порог кафе, с дверей осматривая обстановку сквозь длинную челку, которую порывом ветра бросило на глаза. Чтож, вполне прилично, а точнее сказать, ничего лишнего, только компания Джефферсона, к коему он и был зван на сей праздник жизни. Хотя, конечно, напиваться с гномами – это немного странно, особенно учитывая то, что еще совсем недавно они и вовсе не общались. Хотя, а с кем он еще совсем недавно общался? До падения проклятия странного замкнутого парня обходили стороной, и только единицы сумели найти с ним общий язык, а после того, как вернулись воспоминания… Кроме пары человек из прошлого, в Сторибруке не оказалось ни одного знакомого лица. Так что и тут все было куда менее радужно, чем у многих. Да и не каждый день ты понимаешь, что вообще-то ты был котом, а теперь ты – человек. Хотя, время немного сгладило шок, и сейчас Томас был уже куда более компанейским товарищем, чем был когда-то.
И так, в бутылкой наперевес, Томас Грин вошел в кафе «У бабушки» и осмотревшись, сдув со лба упрямо пытающуюся помешать оценить обстановку, челку, направился прямиком к компании, шумно обсуждающей что-то, чему заводилой был его старый приятель и по совместительству виновник сегодняшней пьянки.
- Так и знал, что вы начнете пить без меня, - произнес на ходу и, водрузив перед носом Джефферсона бутылку, с широкой улыбкой, выдающей в нем того самого Чеширского кота, добавил, - С днем рождения, приятель. Я честно старался завязать бант красиво, но, куда мне до тебя. Так что, извини, как получилось! – тяжелый алый бант, петель в десять завязанный из широкой атласной ленты, обреченно повис на горлышке бутылки, словно стесняясь своего неуклюжего вида.
- Дамы, - кивнув в сторону женской половины компании, Томас уселся на край стола, правда тут же поймав убийственный взгляд хозяйки заведения, сделав той жест из серии «все-все, понял, был не прав!», переполз на сидение.
- Ну, и что я пропустил?

+2

13

Этот мистер Джефферсон явно любил быть в центре всеобщего внимания - Ариэль едва заметно улыбнулась, следя за его раскованными движениями. И при этом девушка не совсем вникала в смысл произносимых слов, предпочитая доверять новым знакомым. К тому же, все эти велеречивости словно бы танцевали круг за кругом, оставляя за собой неясный искрящийся след. Некоторый диссонанс внесло только появление нового действующего лица, пронесшегося сквозь все многообразие эдакой черной кометой. На приличествующее приветствие девушки уже не хватило, так что она просто помахала молодому человеку. И снова вернулась к насущной проблеме - стать душой компании. Или хотя бы попытаться в неё влиться. "Хэй, хэй, дьявол морской зовет нас на дно..."
- Как много всего произнесено, нетрудно запутаться - подала голос русалочка, несколько хрипя с непривычки заливаться выскоградусной огненной водой. - Но раз все робеют...
- Парни, нас что назвали трусами? И мы что, стерпим? - возмущенный Лерой откинулся назад, окидывая оценивающим взглядом не к месту вякнувшую новенькую, да и своих братцев заодно. И первым занял место около "стола Судьбы", для пущей уверенности ухватившись за край, чтобы не потерять равновесие.
- Пф, - фыркнула Ариэль, порядочно раззадоренная таким нарочитым противостоянием. Нет уж, сдаваться так просто она не собиралась. - Поспорим, мастер гном? - рыжую немного пошатнуло на подъеме, но она справилась с коварством гравитации, быстрее, чем кто-нибудь успел подумать, что девушка сейчас упадет.
- Как скажешь, сестренка, - ухмыльнулся её визави, - как бы потом не пришлось кому-то смелому звать мамочку.

0

14

Не то, чтобы Эрис была настроена поиграть в эту странную игру, хотя это показалось ей любопытно. Скорее, она решила поддержать Джефферсона в его желании развлечь компанию.
- Разве я могу устоять перед соблазном выведать страшные секреты или получить выгоду, загадав нужное мне, - усмехнулась женщина, пересаживаясь на длинный диванчик подальше к окну и вальяжно откидываясь на его спинку, положив ногу на ногу.
Смерив уже успевшую махнуть крепкого напитка девушку долгим взглядом, Нэрисса легко кивнула в ответ на её вопрос.
- Ты права, девочка моя, мы с тобой встречались однажды. На морском пляже в Сиракузах, - ровно произнесла, придавая своему голосу налет той «божественности», которая в нем звучала прежде, если можно так выразиться.
А колокольчик снова звякнул, выпуская на сцену новое действующее лицо. Похоже, это и был тот самый Томас, которого все они ждали. Кивнув молодому человеку в ответ на его приветствие, Эрис вновь замолчала, словно уходя в тень, но при этом видя и слыша все до мельчайших деталей. И все же, что бы там не говорил Джефферсон, она была чужой на этом празднике. Но, ради него она постарается хоть немного влиться в общее веселье. Чуть позже. Ну а пока, пусть её милый Шляпник пообщается с пришедшим приятелем.
Однако, неожиданно голос подала Ариэль, с прытью решившая поддержать идею Джефферсона с игрой. И, ох уж эти мужчины… Стоило ей только произнести слово «робость» как все гномы тут же воспаряли, только что не выгибая колесом грудь и не откидывая назад плечи, с моментальной готовностью тоже присоединиться к провокационному развлечению, что вызвало у наблюдающей за ними женщины тихий, чуть ироничный, смех.

0

15

- Какая прелесть, - умилился Джефферсон, рассматривая со всех сторон подаренный образчик кошачьего прикладного искусства, - дружище, ты связываешь мне руки подобным даром. Как теперь пить из этого сосуда, от одного лишь твоего прикосновения ставшего музейным экспонатом? Бесценным артефактом эпохи? – Шляпник покачал головой, завороженно рассматривая контраст нежной ленты и затененного стекла. Так что почти проворонил начало скандала.
- Лерой! – как любой родитель, Джефферсон обладал необходимым навыком одергивать непослушное чадо чуть измененными модуляциями голоса. Разве что милая Грейс не вынуждала папу греметь металлом и метать взглядом высоковольтные молнии, будучи пресловутым идеальным ребенком, но завравшемуся гному неоткуда было знать о сугубо напускной суровости именинника. Как и о том, что злость того была столь же непостоянной, как вешние грозы. – Еще хоть слово в адрес барышни и я заставлю тебя надеть платье и петь на центральной площади города. – впрочем, устроить такую подлость мистер Хаттер мог, особенно преследуя зыбкую надежду перевоспитать наглеца. И произвести впечатление на иронично посмеивающихся зрителей.
- Во время выступления мэра, Лерой… - подколодной змеей прошипел Джефферсон, ехидно ухмыляясь. И тут же крутанул по столу пустую бутылку из-под распитого виски, не дав побледневшему выпивохе прийти в себя, - у меня есть чудесная модель из бежевого шелка, как раз под цвет твоей… бороды. – колпачок выразительно замер напротив протрезвевшего шахтера, не сдвинувшись и на волос.
- Правда или вызов?

0

16

Не знал бы Томас Джефферсона, всерьёз бы поверил в искренность его восторгом творением рук его. Но, так как знакомы они были уже очень давно, и все ужимки Шляпника кот знал практически наизусть, да и мастерство и безупречный вкус приятеля тоже были широко известными фактами, то подобные хвалебные оды неуклюжему банту были восприняты никак иначе как ироническая дружеская насмешка, на которую и обижаться было грешно, ибо Грин и сам отлично знал, что руки у него пришиты ни к тому месту, чтобы создавать шедевры хенд мейда.
Однако, выслушав все высокопарные слова приятеля, Томас предпочел не портить пафос момента и только широко улыбнулся в ответ, вальяжно откидываясь на спинку дивана и закидывая на неё вытянутую руку, только что не приобнимая сидевшего рядом гнома.
А бутылка тем временем уже описала свой первый за вечер круг, остановившись и указывая узким горлышком в сторону Лероя. Вот ведь забавно вышло. Кто больше всех шумел, тот и стал первой жертвой.
- Ну, уважаемый, так что де ты выбираешь, вызов, или страшную правду? – довольно оскалившись в новой улыбке, с потрохами выдающей в говорящем Чеширского кота, протянул Грин и довольно прищурился, словно этот самый кот только что наелся свежей густой сметаны, ожидая ответа, краем глаза подмечая, что рыжеволосая красотка, представленная как Ариэль, уже успела изрядно напиться. И когда только? Хотя, а чему удивляться. Девушки вообще не умеют нормально пить.

+1

17

«Ох-хо-хо-хо» - хмель неожиданно слетел с головы, подхваченный воспоминаниями. Сколько же мировых морей и океанов она тогда преодолела, чтобы найти Эрика, раз подводные течения закинули её даже в Сиракузы. Ариэль осторожно посмотрела на едва заметно улыбающуюся даму, Эрис, да тогда её звали именно так, мысленно кляня себя за беспардонность. Если бы судьба была милостива, русалочка приложила все силы, лишь бы не нажить врагов и недругов. Но почему-то всегда счастье одного можно надежно построить лишь на недовольстве другого - крепче схватывается основа, что ли.
Вот и Лерой, бахвалившийся перед собравшимися меньше минуты назад, сейчас задумчиво грыз губу, прикидывая, как бы не прогадать. Ариэль не верила, что Джефферсон на самом деле исполнит свою угрозу - хотя бы она посмотрела на такую картину, поражаясь самой смелости выдумки. Но по лицу гнома можно было понять, что мистер Шляпник держал-таки слово. А значит, выбирать надо было с умом.
- Выз.. Правда! - вскрикнул он, хлопнув ладонями по столешнице и набычившись, словно проигрывал кирку, корову и шахтерскую каску одновременно. - Ничего нового вы обо мне все равно не узнаете, верно, братцы? - Лерой с диковатой улыбкой оглянулся на затихших "родственничков", обуреваемый нехорошими подозрениями. Чихун даже забыл чихнуть, застыв с открытым ртом. А Док снял очки и медленно протирал их рукавом, лишь бы не смотреть на происходящее безумие.
- Платье все равно было бы хуже, - внезапно "поддержала" отчаянного смельчака Ариэль, медленно сложив одно и другое, а именно тяжелые рабочие ботинки и эфемерный наряд. Из любых двух зол надо найти наименьшую, но, судя по раздраженному взгляду, брошенному на девушку гномом, ей нужно было помолчать.

0

18

Забава началась с поворотом бутылки, а точнее её остановки и выборе первой «жертвы». И, ну конечно, никто открыто не признается в том, что у него есть пара тройка страшных тайн, которые на веки должны быть погребены под семью печатями. Ведь все, как один, живущие на земле, сущие агнцы божии, без единого греха за душой и поступков, желаний и мыслей, о которых не хотелось бы рассказывать никому.
Громкое заявление гнома снова заставило Эрис едва слышно, бархатисто рассмеяться.
- Не бывает людей, о которых известно абсолютно все, господин гном, - протянула «Богиня», по привычке переходя на свой обволакивающий тембр голоса, который известен каждому жителю Сиракуз и за его пределами, кому хоть раз довелось повстречаться с бессмертной Хранительницей города, - У любого есть хотя бы пара секретов, быть может ничтожных и пустяковых, но непременно есть.
Подавшись вперед, женщина облокотилась на край стола, так что теперь расстояние между ней и Лероем значительно сократилось, глядя тому в лицо взглядом, который, казалось бы, смотрел насквозь, в самую душу. Многих прежде этот взгляд пугал, особенно тех, кто искренне верил, что перед ними настоящая богиня.
- Кого из женщин вы считаете самой привлекательной, мистер гном? – вопросительно приподняв бровь, задала она вопрос, на который требовалось ответить честно и правдиво, ведь в этом и заключалась вся соль игры, - И, имейте ввиду, присутствующие здесь дамы не в счет. Выехать на дешевом комплименте вам не удастся.
Усмехнувшись, Эрис так же медленно вернулась в прежнее непринужденное положение, откидываясь на спинку мягкого, обитого кож замом диванчика, при этом все еще не отводя взгляда от несчастного подопытного.

+1

19

Джефферсон обожал читать в душах других людей, пользуясь слегка недосягаемым статусом портного, практически родственного с положением врача или цирюльника. Зачем бояться человека с вострыми ножницами или опасной бритвой, если он делает вам только лучше? Всегда. Лерой до последнего опасался именно его, внезапной Шляпниковской мести, позабыв о прочих наблюдателях, вносящих свои коррективы в течение непростой игры. 
После слов Эрис, больше напоминавших клятву или вступительные нотки проклятья, повисла напряженная тишина – все присутствующие обратились в слух, буравя глазами краснеющего и бледнеющего гнома. И хотелось бы вспыльчивому Ворчуну послать всех куда подальше, но правила вызова, да еще и завораживающий взгляд богини… нет, у него по сути не было выбора. Судорожно сглотнув, он отступил от стола, подхваченный инстинктивным желанием спастись. Но имя уже вырвалось на свободу, как если бы на Лероя наслали заклятье исключительной правдивости.
- Астрид, - правда, сила голоса гнома теперь была сравнима разве что с шорохом листвы под легким летним ветерком.
- Астрид? – повторил Хаттер и нахмурился, припоминая кто бы это мог быть и оглянулся на Томаса, призывая того разделить свое немое недоумение. – Погоди-ка, сестра Астрид?! – Ворчун набычился, готовый ответить на любую подколку грубостью, а то и грамотно распущенными руками. Но Джефферсон не собирался высмеивать чужую сердечную привязанность. Но, шахтер и божья невеста, пусть и со стрекозиными крыльями. Как?!
- Ну, она в каком-то смысле не лишена особой прелести, - пробормотал Шляпник, не сразу сообразив, что рассуждает не про себя. Был бы в кафетерии сверчок, наверняка бы лопнул от сгустившегося напряжения. – Так, ладно, продолжаем. Лерой, твой черед. – гном неразборчиво что-то проворчал и сильно крутанул бутылку. Перст судьбы завертелся как волчок, пока не остановился напротив ойкнувшей Ариэль.
- Любопытно, - промурлыкал Джефферсон, хитро прищурившись. – Что выбираете, мисс, правду или вызов?

+1

20

Нет, Томас, конечно был наслышан от приятеля о его избраннице, он знал о том, кем та была и что ждать от неё можно было все, что угодно. Но вот так лицом к лицу, словно кролик с удавом, и этот обволакивающий, даже гипнотизирующий голос, в ответ на который, даже если очень захотеть, сложно ответить отказом… Тут пришла очередь радоваться, что бутылка повернулась горлышком ни в его сторону. Потому как даже точно зная, что Эрис обращается ни к тебе, по спине от чего-то пробежались не очень то приятные мурашки. «Бррр» - одним словом.
Повисла пауза, в финале которой прозвучало имя, заставившее Грина удивленно поднять брови, ибо вот уж его он никак не ожидал сейчас услышать. В Сторибруке было полно куда более привлекательных и соблазнительных особ, а Лерой назвал… сестру Астрид?
Впрочем, каждый имеет право на своё мнение, и у всех свои вкусы, тут не поспоришь. Астрид… Ну, в целом, она милая девушка, скромная, добрая, отзывчивая… По-своему не лишенная своей женской привлекательности. Вот только, она же «сестра»! Хотя, быть может, в Зачарованном лесу она вовсе не была такой скромницей, и Лерой заприметил её еще там? Ха, а вот это уже интересно!
Пока Томас размышлял на тему привлекательности дамы сердца Ворчуна, бутылка уже снова принялась лихорадочно крутиться, остановив свой выбор на рыжеволосой и, кстати, очень даже симпатичной девушке.
- Хм… - чуть слышно хмыкнул Грин, чуть склоняя голову на бок, теперь рассматривая свою новую знакомую. - «Ариэль, кажется, да?»
Игра становилась интереснее. Ведь куда более приятно выпытывать секреты или провоцировать действием столь миловидную юную особу, чем небритого мужика, правда ведь?

+1

21

Русалочка только-только начала сожалеть, что не в курсе всех подводных камней и отношений обитателей Сторибрука - ей-то прозвучавшее имя ровным счетом ничего не сказало. Разве что, захотелось сразу же уточнить - чьей же сестрой была эта самая Астрид, раз мистер Джефферсон, а вместе с ним и остальные, настолько удивились? Кого-то из местных правителей? Особы королевской крови, раз была настолько недосягаемой для простого гнома? Но Ариэль не успела даже толком открыть рта, когда бутылка, а вместе с ней и вежливое, но неотступное внимание всех собравшихся, повернулись в её сторону. "Пресловутая удачливость самого настоящего утопленника, кажется, это так называется?" - пронеслось в её непутевой голове со скоростью штормового ветра.
- А... - начала было она, случайно столкнувшись взглядом с находившимся напротив неё молодым человеком? Почему-то на ум пришла только одна мысль, что все вокруг и этот приятный соигрок в частности, словно бы подобрались, впав в охотничий раж. Но девушка так и не смогла подобрать удачную аналогию из знакомого ей мира - морские обитатели редко когда засиживались в засаде так, что их можно было бы заметить. Закон выживания чрезмерно суров: если хочешь быть сытым - учись быть незаметным настолько, чтобы добыча осознала свой смертный час в то самое мгновение, когда острые-преострые зубы впиваются в плоть. Посему, ну не назовешь же всех большими белыми акулами, пусть даже про себя? К тому же, никто и не думал на неё нападать и умысла злого разыскать бы не удалось, как не ищи - мягкий взор Томаса попросту захватил смутившуюся девушку, ненавязчиво, но вырваться сразу же ей не удалось. Впрочем, не очень-то и хотелось...
"Правда или вызов," - тем временем вежливо спросил ведущий и русалочка оказалась на том самом пресловутом распутье. К тому же, чем она могла рисковать, приняв решение без оглядки действовать? В то время, как пресловутая правда могла обернуться неуместными воспоминаниями об Эрике, в этом можно было даже не сомневаться. Проклятье, она же вот прямо сейчас о нем думает!
- Вызов, господа и обворожительная миледи, - тряхнула головой Ариэль, не желая более предаваться столь неуместным раздумьям.
- Так держать, сестренка, - ухмыльнулся отстрелявшийся Лерой, а потому несколько успокоившийся, не представляя, что могли бы загадать этой девчонке, собравшиеся гении заговора и шпионажа.

+1

22

Нерисса не особо-то имела представление, кто такая эра Астрид, так что ответ Лероя не вызвал у неё ровням счетом никаких эмоций, кроме, разве что удовлетворения от полученного честного ответа. Гном, пусть и стушевался, но все же произнес имя женщины, которая ему нравилась, пусть присутствующие здесь мужчины, судя по их реакции, и не одобрили его выбор. Каждому своё, и с этим не поспоришь.
А бутылка вновь выбрала жертву, перстом судьбы указывая на русалочку, которая, то ли в противовес ответу Лероя, то ли из любопытства, а может просто не подумав ляпнула, выбрала второй вариант экзекуции – «вызов».
Окинув девушку задумчивым взглядом, прикидывая, можно ли «развести» её на что-нибудь полезное для себя, и решив, что эта милая девочка для неё совершенно бесполезна, Эрис перевела говорящий взгляд на Джефферсона, более чем открыто намекая на то, что тот смело может сам выдать Ариель задание, если тому, разумеется, придет в голову хоть что-то интересное. А в том, что Шляпник сможет сочинить что-нибудь этакое, не приходилось даже сомневаться, уж она то знает этого мужчину, и то, на что способна его фантазия. Главное, чтобы в этих самых фантазиях его не унесло в далекие дали, и задание умещалось в рамки разумного и здравого смысла. Хотя, сейчас Джефферсон был совершенно «вменяем», если можно так выразиться, разумеется. Но, нельзя было отрицать и того, что её возлюбленный порой вел себя не вполне адекватно. Не зря же его прозвали Безумным шляпником. А прочем, в этом его безумии было своё очарование, так что сама Эрис ни на одно мгновение не задумывалась о том, чтобы бороться с этим безумием. В конце концов, переживи кто-то другой все то, что пережил он, кто знает, быть может там все было бы куда как хуже.
Улыбнувшись своим мыслям, все еще глядя на Джефферсона, Нерисса легко толкнула его тогу носком туфли, мол «ну, давай, твой черед!».

+1

23

- Ха, это довольно-таки неожиданно, - а ведь Шляпник почему-то подумал, что новенькая остановит свой выбор на некой правде, но верно он забыл, кем была эта особа. И сколько миль соленой пенистой воды она разбила хвостом, пытаясь настичь своего неуловимого принца. Которого, к слову, сейчас здесь почему-то не было. Поздний вечер, неопытная горожанка на неизведанных до конца просторах суши, о чем только думает этот самоуверенный хлыщ? Хотя... Не уследил - его проблемы.
- Но воля моя будет банальна и предсказуема, - Джефферсон буквально лучился самодовольной улыбкой, всерьез опровергая всем известный факт, что называйся Шляпник трижды Безумным, но слабые проблески логики все равно его никогда не покидали. Да, с одной стороны, они бывали весьма условными и непонятными каждому, но с другой, какой уважающий себя мудрец станет объяснять свои слова любому встречному и поперечному? Свои слова и свои замыслы. Далеко идущие планы.
- Поцелуй, о храброе морское создание, - рыжеволосая изумленно взглянула на него и почему-то на Эрис, но мужчина предупреждающе взмахнул рукой, намекая, что не для себя он желает такой участи. Даже гномы притихли, не веря своим ушам. И наглости празднующего Хаттера, бессовестно пользующегося положением "хозяина". Но, увы и ах, и этим волшебным существам не светило приобрести свой первый опыт в столь нежной науке. - конечно, я мог бы предложить вам самой сделать выбор, кому преподнести подобный дар, но боюсь большинство собравшихся записных сердцеедов попросту не справятся с поставленной задачей. - Шляпник хитро взглянул на Нэриссу, слишком уж красноречиво избегая смотреть на одного единственного присутствующего здесь человека. Или кота, кому как приятнее.
- Итак, ваш вызов, Ариэль, это поцеловать нашего невероятно молчаливого Томаса. - Джефферсон хитро сощурился и сложил руки на груди, с таким довольным видом, как будто спланировал и удачно воплотил изощренный план по захвату власти.

+1

24

Меланхоличная заинтересованность, отпечатавшаяся на лице Томаса, медленно переросла в совершенно непередаваемое выражение лица. Поцеловать, КОГО? А он-то тут причем?! Бутылка указала на Ариэль, ей и отдуваться, разве нет?
Взгляд зеленых глаз на несколько секунд застыл на не менее шокированной девушке, на которую он, собственно, и смотрел еще совсем недавно так задумчиво, а потом, когда до Грина окончательно дошел весь смысл задания, медленно переместился на Джефферсона.
«Какого?!..»
Не нужно было уметь читать по глазам, чтобы понять, что Томас сейчас готов придушить своего приятеля за подобного рода выходку. Нет, ну, если подумать, он конечно совсем не против поцелуев. Когда это он отказывался от возможности поцеловать симпатичную девушку. Но вот чтобы так, «на спор». И каково сейчас этой бедняжке. Целоваться с незнакомым мужчиной при толпе свидетелей.
«Ну… ты… Шляпа!»
- Кто о чем, а наш дорогой именинник, как всегда в своём репертуаре, - без агрессии, но при этом с какой-то непередаваемо мягкой угрозой, протянул, с теми самыми «кошачьими» нотками, которые снова появились в его голосе после возвращения памяти, теперь нет-нет, да и проскакивая, - А не боишься однажды сам ввалиться в выкопанную для других яму, м? – широко улыбнувшись приятелю, хотя эта улыбка в 32 зуба больше походила на оскал, Томас вскоре вновь повернулся к попавшей под «удар» девушку.
- Ничего личного, правила есть правила, так что, придется вам немного меня потерпеть, - разведя руками, мол «ничего не поделаешь, отвертеться не получится», Грин поднялся на ноги и вышел из-за стола. Ну не заставлять же Ариэль еще и саму к нему подходить, а потом еще и наклоняться.

Отредактировано Thomas Grin (2014-06-26 13:18:22)

+1

25

«Что?!» - безмолвно изумилась Ариэль, связанная теперь пуще своего собственного упрямства узами данного слова. Нда, попалась рыбка в сети и на крючок. Не отпираться же теперь, на самом деле. И без того хватало сочувствующих вздохов, раздавшихся из-за спины девушки, чтобы даже не попытаться искать лазейку в довольно-таки размытом «вызове». Может она и была русалкой, не очень-то сведущей в наземных ритуалах и традициях, но... не первый же день жила на свете! О чем вообще эти сухопутные себе думают?! Или о ком - мистер Джефферсон ответил на её возмущенный взгляд чересчур понимающей улыбкой, как будто и вправду ждал, что она начнет отказываться. «Ну, уж нет, не дождетесь.» - она сверкнула потемневшими глазами на слишком довольного именинника, словно бы дождавшегося исполнения самой заветной мечты.
- По милости вашего любезного друга и моему неудачному выбору, мы теперь в одной лодке, уж простите. - девушка тоже поднялась на ноги, собираясь с духом и расползающимися во все стороны мыслями. В принципе, ну ничего же страшного, даже наоборот. Некоторые, вон, с детства мечтают о сладости поцелуя с первым встреченным незнакомцем. А судя по повисшей тишине в кафетерии, словно все собравшиеся в едином порыве задержали дыхание, пресловутые «некоторые» сегодня тут и собрались. Совпадение, такое совпадение.
Впрочем, сделать первый шаг, продиктованный волей неугомонного «заказчика» на поверку оказалось не так-то просто. Ариэль провела пальцами по щеке приблизившегося молодого человека, давая себе (и не только) эфемерную возможность привыкнуть. Она же скромное и наивное создание из другого мира, толком не знающее ничего о страстях, кажется, так они все думают? Но кому, как не ей пристало бросаться в омут с головой?
Девушка неожиданно сгребла Томаса за воротник куртки, впиваясь в губы чуть склонившегося «напарника» пылким поцелуем, наверняка далеким от того, что там себе представлял насмешливый Шляпник.

+1

26

Можно ведь без очереди, да?)

Томас уже предвкушал этот робкий невинный поцелуй, словно украдкой, ловя себя при этом на подленьком желании перехватить инициативу и вовлечь девушку в поцелуй более долгий и "настоящий". Однако, вопреки ожиданиям, причем, суды по всему всеобщим, Ариэль, замешкавшись было на мгновение, резко дернула его за ворот куртки к себе, заставляя наклониться ниже, целуя более чем пылко, чем, признаться, ввергла мужчину в секундный ступор. Повисшая в кафе гробовая тишина только способствовала усилению впечатления. Удивленно распахнув глаза, Томас можно сказать так и застыл на месте, пытаясь понять, что это вот сейчас такое происходит. Но, пара секунд, и (раз уж девушка настаивает, разве можно отказать), Грин, ни сколько не смущаясь своей откровенности в поступках, привлек девушку к себе за талию, перехватывая инициативу и теперь уже сам целуя и заставляя отвечать себе.
Тишина как-то совершенно незаметно переросла в дружеское улюлюканье сопровождаемое аплодисментами. Кажется, гномы преодолели первоначальное шоковое состояние, и теперь восторженно поглядывали на устроенное перед ними шоу, не стесняясь комментировать происходящее короткими фразачками из серии "Дааа!", "Йюююхуу!" и "Давай, сестренка!".
В какой-то момент Томас поймал себя на том, что пора бы уже, наверное, отпустить от себя девушку и закончить все это безумное шоу, вот только как-то не особо-то хочется отпускать эти, как оказалось, чертовски сладкие губы. Вот ведь Шляпник, зараза! И все же Грин ослабил хватку, все еще удерживая Ариэль за талию, но уже не прижимая к себе и, вскоре, разорвал поцелуй, замирая и с каким-то странным выражением лица теперь глядя в карие глаза напротив, будто пытаясь понять, что девушка думает обо всем этом, и не прилетит ли ему сейчас по физиономии за такие вольности.

+1

27

не думаю, что кто-то будет против

Происходящее и правда несколько вырвалось из задуманного русла - русалочка-то недальновидно представляла, что ей просто милостиво позволят исполнить «выпавший» фант и потом отпустят на все четыре стороны. Но блестящий замысел как-то совсем непредсказуемо перерос в нечто по-настоящему волшебное, а потому не поддающееся ни малейшему здравому описанию, не говоря уже о критике. Хотя, возможно и стоило одернуть хотя бы саму себя - очнувшись под гром аплодисментов и чей-то пронзительный свист, Ариэль вдруг поняла, что давно уже выпустила из хватки мягкую выделанную кожу куртки (даже успела разгладить ладонями, вот ведь власть бессознательных инстинктов) и вплела пальцы в мягкие, а теперь благодаря её стараниями, вовсе взлохмаченные темные волосы. Девушка, все еще захваченная уже закончившимся поцелуем, подалась вперед, напоследок мимолетно прижавшись к таким нежным губам своими. Уже в согласии с желаниями собственного сердца, а никак не по слепому року. Наверное, стоило что-то сказать и обратить столь тревожную ситуацию в шутку, но под мягким и вопросительным взглядом зеленых глаз названного Томасом в голову не шло ничего путного.
- Может вам теперь стоит снять номер у нашей Бабули? - совершенно неуместно подал голос кто-то из гномов, резким рывком вернув переводящую дух Ариэль с небес на землю. Во имя Урсулы, о чем она вообще думала?!
- М-м-м, боюсь я не позволительно задержалась на вашем празднике, мистер Джефферсон, позвольте вновь пожелать вам всяческого процветания. И не взыщите за столь ранний уход. - она неуверенно улыбнулась, осторожно высвобождаясь из удерживающих рук. - Было очень приятно с вами всеми познакомиться! - впрочем, ей не удалось даже саму себя убедить, что она не сбегает сейчас поспешно из теплого зала кафе на улицу. Знать бы только от чего - от смущающей ситуации и вроде бы как произошедшего предательства? Или от самой себя, всем сердцем мечтающей остаться там внутри.
Прохладный ветер пробрался под расстегнутую куртку, вынуждая зябко вздрогнуть и чуть ускорить шаг в спасительный полумрак.

+1

28

Я на это надеюсь))

Совершенно неуместный пошлый комментарий вернул в реальность подобно увесистой затрещине, которую невидимая рука отвесила обоим разом и который, разумеется, окончательно смутил Ариэль, которая, кажется, как и сам Томас, на какое-то время провалилась куда-то в другое измерение, пришибленна случившимся, столь неожиданно пылким, поцелуем.
Наспех простившись, девушка поспешно вылетела из кафе. Грин же, проводив её обескураженным взглядом, резко обернулся к ляпнувшему глупость гному, при этом как-то ну совсем по-кошачьи коротко зашипев от внезапно нахлынувшей злости. Что же так разозлило? То, что кто-то посмел столь бесцеремонно разрушить момент, то, что этот кто-то, возможно, обидел убежавшую девушку, или то, что этот кто-то посмел посмеяться над самим Грином, когда сам он не был готов шутить? Он и сам толком не знал. Понимал только, что зол на чертова гнома.
- Идиот! - коротко бросил он в сторону уже прикусившего свой язык Простак и не прощаясь, быстрым шагом вышел на улицу, на пару секунд останавливаясь за дверью, высматривая силуэт Ариэль, которая не могла еще уйти далеко. Красноволосая девушка, как и ожидалось, шагала по улицу, удаляясь прочь от кафе, так что, не теряя времени, Томас бегом догнал.
- Ариэль, - окликнув свою новую знакомую, Грин осторожно сжал пальцами её руку, настаивая тем самым, чтобы та остановилась.
- Послушай... Прости за все это. Он идиот! Да и мне не следовало... В общем, если мы тебя обидели, правда, извини. Уверен, никто из них не хотел, а я тем более, - как-то на удивление невнятно произнес, это с его то умением бросаться едва ли не крылатыми фразами собственного сочинения.

+1

29

мы просто боимся вспугнуть

Джефферсон только пожал плечами на вроде как справедливое обвинение в нескромности, не в силах при этом сдержать лукавой усмешки - прежде кот не отличался такой трогательной щепетильностью. Ему бы хотелось сказать что-либо в духе, что Томас не пожалеет, но Шляпник вовремя сумел сдержать порыв. Ситуация и так была непросто из-за этой игры, так к чему все усложнять и дальше? Смущать робкую девушку пуще прежнего?
- Дорогая, теперь мне точно придется бояться горящих в ночном мраке глаз- они несомненно будут принадлежать этому исчезающему мстителю. А значит, спасения нет и не будет. - он взглянул на таинственно улыбающуюся Эрис, почти упустив из вида выполнение собственного задания. Многообещающее выполнение, если честно - кто мог знать, что в этой скромной малютке скрыт такой потенциал. Шляпник испытывал противоречивые эмоции: внутри словно бы сражался друг и записной шутник, поскольку так хотелось разродиться хоть каким-то комментарием, но робкие проблески едва проснувшейся совести из последних сил сдерживали насмешника. Гномы-гномами, их реплики уже все и давно привыкли пропускать мимо ушей - эти волшебные создания быстро впадали в раж, так что, например, совместный просмотр хоть чего-то отдаленно напоминавшего спортивно-состязательное мероприятия превращался в настоящее испытание. Семь - нечетное число. А честь не позволяет драться с малочисленным противником. Так что, все заядлые посетители кафе на собственных шкурах научились вслушиваться в реплики гномов, чтобы не быть вовлеченными в братоубийственную сечу, вызванную низкими оценками в судействе соревнований по фигурному катанию.
Но Ариэль этой премудростью не обладала.
- Ты простофиля, а не Простак! - Шляпник в сердцах стукнул кулаком по столу, чуть было не уронив "орудие" выбора. - Как тебе только не стыдно?! - проштрафившийся суфлер постарался стать еще незаметнее, насколько это было возможным. Будь Джефферсон таким же недальновидным коротышкой - погнал бы извиняться перед гостьей. Но вместо этого, он смерил его уничижительным взглядом, горестно качая головой. Так бездарно испортить такой момент!

0

30

О, как же все это было трогательно и мило. Эти не решительные взгляды, эта порывистая решимость, эта внезапно нахлынувшая страсть и долгий взгляд в финале. Именно так и зарождается чувство. Сколько раз Эрис видела подобное, сколько раз она становилась свидетельницей той первой искры, что вспыхивает в людях в тот момент, когда в их грузи что-то щелкает, давая зарождение новому чувству. Пусть ни всегда перерастающему в любовь, а так и умирающему где-то на стадии влюбленности, но от этого не менее прекрасному.
И, разумеется, как это часто бывает, нашелся болван, который взял и все испортил, разрушив момент и сломав тот тонкий, еще совсем невесомый мостик, что протянулся от одного сердца к другому.
- Не волнуйся, милый, - положив ладонь на напряженную руку Джефферсона, спокойно протянула женщина, и очаровательно улыбнулась тому в ответ на обращенный в её сторону взгляд, - Поверь мне, твой друг сумеет выпросить прощение. Я знаю эти взгляды. Они говорят о многом. Так же как и то, что он пошел за ней. Вот увидишь, этот вечер положит начало чему-то новому. Возможно кратковременному, но новому. И, - Эрис окинула взглядом гномов, которые при виде зеленых глаз "Богини" невольно поёжились, - Не советую кому-либо из вас снова отпускать колкие шуточки. Это омерзительно.
Убрав ладонь с луки мужчины, Нэрисса стремительно поднялась на ноги.
- Я ухожу. Эта компания мне наскучила, - с привычным, въевшимся в подкорки мозга отвечающего за привычки, высокомерием, заявила, обращаясь в Шляпнику, после чего уже куда теплее добавила, - Если хочешь, можешь остаться с ними, ты имеешь на это право.
Не говоря больше ничего и никому, Эрис не особо то спеша, направилась к выходу из кафе.

+1


Вы здесь » Once Upon a Time: Color of Magic » Отыгранные эпизоды » Правда или вызов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC